ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава

Николай Каманин:

7 апреля 1970.

Музею истории астронавтики я передал на хранение подлинный бортжурнал Гагарина, на котором 12 апреля 1961 года он первым из людей написал 1-ые слова в космосе. На лицевой стороне бортжурнала можно прочесть:

«9:33. Вошел в тень Земли. В иллюминатор ничего не видно. 9:42. В тени. Слышу позывные ВС-1».

На оборотной стороне бортжурнала Гагарин ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава записал ответы на вопросы: «Можно ли найти вращение галлактического корабля?» — «Да». — «Виден ли горизонт?» — «Виден хорошо». — «Чувствуется ли скорость полета галлактического корабля?» — «Да» (9).

Вопрос: Я желал бы, чтоб вы несколько тщательно передали нам чувства невесомости, в чем была разница?

Ответ : Разница была в том, что когда человек находится в ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава таком взвешенном состоянии, что он не посиживает в кресле, не лежишь на спине, а выходит такое чувство, чувство, что будто бы ты лежишь на груди. Координация движения стопроцентно сохранилась. Я ел, пил воду, писал, вел доклад, работал телеграфным ключом. Так что, по-моему, на координацию движения, на работоспособность ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава та длительность невесомости, которую я испытал, не влияет, не затрудняет (24).

Состояние непривычное, а предметы как будто живы, как в детском стихотворении о Мойдодыре, — вдруг удирают от тебя. Приходится сосредоточивать внимание на том, что на земле обычно (89).

Он гласил мне об ощущении человека в невесомости, о том, что она не похожа ни ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава на одно земное чувство.

— Каждый мускул будто бы ниточкой к чему-то подвешен. Легитимно!

Это его любимое словечко. Оно из нашего юношества. Послевоенные мальчишки обожали гласить «железно», «законно» (23).

Вопрос: В критериях невесомости вы пробовали делать резкие движения головой, когда работали там?

Ответ : Резкие движения головой делать в этом ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава скафандре просто нереально, потому что голова находится снутри шлема. А так пробовал резко изгибаться. Иллюзий не было. Все вертится, крутится.

Вопрос: Пробовали садиться?

Ответ: Я садился. Брался за одну, за другую ручку и садился. Я пробовал браться за приемник, но настроить не мог, так как большой шум ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава в кабине и динамик не слышно. Позже после прохождения 2-ой команды я притянул притяг и подтяг. И после отделения меня резко притянуло ремнями. В шлеме произошел выстрел на закрытие иллюминатора шлема (24).

Самочувствие хорошее. Чувство невесомости положительно влияет. Никаких таких не вызывает явлений. Как сообразили меня? Прием (15).

Выступление Юрия Гагарина ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава на X пленуме ЦК ВЛКСМ: Невесомость полностью не сказалась на работоспособности организма, даже напротив, легче было, и может быть, мы на отдых будем летать в космос (57).

— Кто гласил с вами с земли?

— Точно пока не знаю.

— Это был мужик либо дама?

— Мужик. Очень неплохой человек, глас его мне был ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава так дорог… (62).

В галлактическом пространстве человек находится в герметической кабине, где сделаны условия, близкие к земным, но никогда нельзя исключать возможность разгерметизации кабины — к этому может, к примеру, привести столкновение корабля с микрометеоритом. До сего времени попадались только очень маленькие микрометеориты, которые не причиняли особенного вреда обшивке корабля. Но будь ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава они весом всего в несколько граммов — и опасность стала бы реальной. Довольно сказать, что метеор, весящий один гр и парящий со скоростью 30–40 км за секунду, выбивает в обшивке массу вещества, в 5 раз огромную, чем он сам. При всем этом удар так силен, что он похож на взрыв. Правда, возможность встречи ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава с таким сравнимо огромным метеором в околоземном космосе очень мала (82).

Небо темное. И по краю Земли, по краю горизонта таковой прекрасный голубой нимб, который темнеет по удалению от Земли.

— Внимание. Вижу горизонт Земли. Очень таковой прекрасный нимб. Поначалу радуга от самой поверхности Земли и вниз. Такая радуга перебегает ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава. Очень прекрасно! (24).

Анатолий Алексин:

Помню, как Юрий Гагарин, с которым я познакомился в Гурзуфе, где он отдыхал, произнес: Это не мы, астронавты, первыми узрели, что Земля голубая, — первым это открыл Лермонтов:

В небесах торжественно и дивно

Дремлет Земля в сиянье голубом…

Юрий Алексеевич боготворил Лермонтова. Помню, он воскрикнул: «Космическая поэзия ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава!» — и подтвердил это четверостишием:

Тебя я, свободный отпрыск эфира,

Возьму в надзвездные края.

И будешь ты царицей мира.

Подруга верная моя…

«В надзвездные!» — восторгался 1-ый астронавт (90).

Виктор Пелевин «Омон-Ра»:

Я положил трубку и прижался к глазкам, смотря на голубой полукруг Земли. Я нередко читал, что всех без исключения астронавтов поражал ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава вид нашей планетки из космоса. Писали о некий сказочно прекрасной дымке, о том, что зияющие электричеством городка на ночной стороне напоминают большие костры, а на дневной стороне видны даже реки, — итак вот, всё это неправда. Больше всего Земля из космоса припоминает маленькой школьный глобус, если глядеть на него ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава, скажем, через запотевшие стекла противогаза (91).

Юрии Гагарин:

Все шло через правый иллюминатор. Вижу звезды через «взор», как проходят звезды. Очень прекрасное зрелище. Длится полет в тени Земли. В правый иллюминатор на данный момент наблюдаю звезды. Она так проходит слева вправо по иллюминатору. Ушла звездочка. Уходит, уходит (24).

Вопрос: Вы докладывали ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава, что, пролетая над Южной Америкой, ваш полет проходил нормально и вы ощущали себя отлично. Как обитатель Южной Америки, желаю вас спросить: прекрасен ли наш материк с высоты галлактического полета?

Ответ: Очень прекрасен (84).

Командир «Востока» во время собственного единственного витка, естественно, не успел проголодаться, но по программке он ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава все таки воспринимал еду (82).

В назначенное время он достал из контейнера питание — щавелевое пюре с мясом, мясной паштет и шоколадный соус. После обеда при помощи мундштука попил консервированной воды (92).

Чтоб крошки и пыль от пищевых товаров не попали в дыхательные пути, для первых 2-ух командиров кораблей «Восток» сделали продукты в ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава виде паштетов, соусов и пюре. Упакована вся эта еда была в тубы емкостью до 160 граммов. В тубах также находились плавленый сыр, шоколадный соус и кофе с молоком. Не считая пюреобразных, были и твердые продукты: хлеб, копченая колбаса, лимоновые дольки. Хлеб выпекли маленькими шариками, чтоб их можно было, не кусая, положить ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава в рот. Так же расфасованы были и другие твердые продукты (82).

Хлеб пшеничный маленькими круглыми буханочками. Масса одной буханочки — менее 9 граммов. Прием буханочек выполнялся без откусывания (93).

На 40-й минутке орбитального полета Юрий Алексеевич употребил тубу с черносмородиновым соком, с мякотью. Была установлена возможность питания человека в космосе — может ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава проглотить либо нет? (94).

Перед входом в тень Земли в магнитофоне кончилась вся лента. Магнитофон не работал.

Я принял решение перемотать ленту, чтоб произвести последующие записи. Переключил его на ручное управление и перемотал. По-моему, не до конца перемотал. И потом, когда создавал доклады, то запись на магнитофон производил вручную, потому что при ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава автоматической работе магнитофона он практически всегда работает и, естественно, много расходуется ленты. Это вызывается высочайшим уровнем шума в кабине.

Перед этим я вошел в тень Земли. Вход в тень Земли очень резкий (24).

Flight, 20 июля 1961 года:

Цюрихский доктор, представляющий некоторые неназванные журнальчики, издающиеся в Юго-Восточной Азии, спросил ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава, испытывал ли майор Гагарин «то, что в восточных странах мы называем вечностью». Ответ был уклончиво-отрицательный (95).

«…Полет Гагарина, — пишет один из членов академии, — это 1-ая встреча звездного неба с нравственным законом. И поэтому Гагарин оказался не просто первым человеком в космосе. Он стал и навечно остается олицетворением, живым воплощением нравственного закона ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава. Таким, как Будда либо Иисус. Никак и никак не меньше» (96).

Вопрос: Брали ли вы с собой в космос какие-нибудь памятные предметы?

— Могу вас заверить, что ни в какие приметы и талисманы и другие подобные вещи я не верю (84).

Июнь 1961 года. Юрий Алексеевич преподнес в дар ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава Музею Карла Маркса и Фридриха Энгельса в Москве книжку Владимира Ильича Ленина «Что делать?», побывавшую в первом галлактическом рейсе (50).

«Жилище» астронавта не много чем напоминало обычную «земную» комнату. Сначала оно имело шарообразную форму, и размер «жилплощади» следовало определять не в квадратных, а в кубических единицах. Сфера кабины составляла в ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава поперечнике 2,3 м, а весь объем помещения приравнивался 6 куб. м (82).

Периодически нам удавалось изыскивать резервы в самой конструкции. Еще до первых полетов мы уверили всех, что уменьшить толщину слоя теплозащиты все-же можно. И на лбу спускаемого аппарата срезали около 100 мм. Сейчас если вы на фото либо где-нибудь в ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава музее пристально приглядитесь к спускаемому аппарату «Восток», то увидите, что он совершенно даже не шар (65).

Виктор Пелевин «Омон-Ра»:

Трудно обрисовать это чувство: тьма, жаркое тесное место, капающий со лба пот, легкое покачивание — наверное, что-то схожее испытывает плод в материнской утробе (91).

Смешной рассказ. В квартире Гагариных звонит телефон ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава, подходит дочка. «Алло? Нет, матери и папы нет дома. Папа? Папа летает по орбите Земли и возвратится сейчас вечерком в семь. А мать ушла в магазин за продуктами, так что когда будет — непонятно» (97).

Время работы ТДУ составило точно 40 секунд. В этот период вышло последующее. Как выключилась ТДУ, произошел резкий ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава толчок и корабль начал крутиться вокруг собственных осей с очень большой скоростью. Земля у меня проходила во «взоре» сверху справа вниз и на лево. Скорость вращения была градусов около 30 за секунду, не меньше. Вышел «карди-балет»: голова-ноги, голова-ноги с очень большой скоростью вращения. Все кружилось. То вижу Африку (над Африкой ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава вышло это), то горизонт, то небо. Только успевал запираться от Солнца, чтоб свет не падал в глаза. Я поставил ноги к иллюминатору, но не закрывал шторки. Мне было любопытно самому, что происходит (24).

Николай Варваров:

…от его брата Бориса я издавна уже прослышал под огромным секретом о том ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава, что Юра там, в космосе, пережил мгновения, которым не позавидуешь. Оказался, короче говоря, на волосок от смерти. Задав ему собственный решающий вопрос, я приготовился услышать в ответ чего-нибудть уклончивое, неопределенное. По его первой реакции показалось даже, что он не захотит мне отвечать. После тяжеленной паузы, вроде бы собравшись ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава с духом, он предупредил меня о серьезной конфиденциальности предстоящего разговора:

— Все, что я на данный момент скажу, пусть остается меж нами! Меня по этому случаю уже раз 100 предупреждали!..

Добавил, что ему понятно о полном доверии ко мне его матери и что конкретно с учетом этого факта он и соглашается на мой ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава вопрос ответить.

Юра подтвердил дальше, что вправду на заключительной стадии его полета, в момент схода корабля с орбиты, после выключения тормозного мотора началось хаотичное кувыркание со скоростью около 1-го оборота за секунду, которое длилось около 10 минут. Юра добавил, что «по этому случаю» передал на Землю одну-единственную ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава фразу, говорившую в условных выражениях о появлении на борту корабля нештатной ситуации. «Понятную, по его словам, быстрее техническим работникам, чем руководителям полета».

После новейшей паузы, навеянной, по-видимому, горестными мемуарами об этих минутках драмы там, в космосе, Юра продолжал:

— Кувыркаясь там, в пустоте, я всегда задумывался не о для себя ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава и не о том, что лично меня ждет, а о провожавшем меня в полет Сергее Павловиче Царице, вложившем в меня, в мою подготовку и в собственный галлактический корабль всю свою жизнь без остатка. И точно знал, что хоть какой мой сигнал волнения, пришедший к Царицу с орбиты ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава, от меня, способен загнать его в могилу. И я решил про себя быстрее погибнуть, чем позвать его на помощь и заплатить за собственный призыв о помощи и спасении самым дорогим для меня на свете — его жизнью. Сцепив зубы и зажмурившись, я стал ожидать, закрыв глаза, развязки: «Будь что будет ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава!»

Задумавшись опять на минутку, Юрий Алексеевич продолжал:

— На данный момент, когда все уже издавна сзади, тем паче ясно, что я принял тогда единственно правильное решение! Оно оказалось не только лишь верным, да и спасительным: через 10 минут неизвестности вращение корабля закончилось так же внезапно, как и началось. Корабль стабилизировался в пространстве, и ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава его предстоящий спуск прошел нормально (32).

После построения ориентации корабля для схода с орбиты вышло включение тормозной двигательной установки. А вот выключилась она, приблизительно, на 1 секунду ранее, чем было предвидено циклограммой спуска. Магистрали наддува горючего остались открытыми, и в их, как и в управляющие сопла, стал поступать под давлением 60 атмосфер азот ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава, что и привело в итоге к закрутке корабля с угловой скоростью 30 градусов за секунду. Тогда на спускаемом аппарате не было установлено системы, успокаивающей его возмущение после воздействия тормозного импульса. Гагарин знал об этом, но вращения аппарата вокруг продольной оси с угловой скоростью более 30 градусов за секунду по системе ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава «голова — ноги» были очень неприятны. Не прошла от автоматики команда на разделение отсеков корабля — спускаемого аппарата от приборноагрегатного отсека. И этот процесс ожидания разделения продолжался длительных 10 минут. И состоял он из одной и той же циклической картины: стремительно изменялись в оптическом визире «Взор» воздушная среда, земная твердь и водные морские ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава просторы (4).

«Мой самый худший момент?» Его правая рука выстреливает ввысь. «Первая минутка, — рука падает вниз, — и вход в плотные слои атмосферы. — Он постукивает по столу пальцем. — Но „худший“ — слово относительное. Ни 1-го „отвратительного“ момента не было. Все работало, все было скооперировано подабающим образом, ничего не ломалось. По существу, это ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава была прогулка» (88).

Я ожидал разделения. Разделения нет. Я знал, что по расчету это должно было произойти через 10–12 секунд после выключения ТДУ. При выключении ТДУ все окошки на ПКРС погасли. По моим ощущениям больше прошло времени, но разделения нет. На приборе «Спуск I» не угасает, «Приготовиться к катапультированию» — не зажигается ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава. Разделение не происходит. Потом вновь начинают зажигаться окошки на ПКРС: поначалу окошко третьей команды, потом — 2-ой и потом — первой команды. Подвижный индекс стоит на нуле. Разделения никакого нет. «Кардибалет» длится. Я решил, что здесь не все в порядке. Засек по часам время. Прошло минутки две, а разделения нет ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава. Доложил по KB-каналу, что ТДУ сработала нормально. Прикинул, что же сяду нормально, потому что тыщ 6 есть до Русского Союза, да Русский Альянс тыщ 8 км, означает, до Далекого Востока где-нибудь сяду. «Шум» не стал подымать. По телефону доложил, что разделение не вышло. Я рассудил, что обстановка не ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава аварийная. Ключом я передал «ВН» — все нормально. Через «взор» увидел северный сберегал Африки, Средиземное море. Все было верно видно. Корабль продолжал крутиться. Разделение вышло в 10 часов 35 минут, а не в 10 часов 25 минут, как я ждал, другими словами примерно через 10 минут после конца работы тормозной установки (24).

Не считая того ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава, не разъединились кабели меж приборным отсеком и спускаемым аппаратом, связка начала крутиться с большой скоростью, и этот «кардибалет» длился до того времени, пока кабели не перегорели в плотных слоях атмосферы. Можно для себя представить, каково ему было посиживать в хаотично вращающемся корабле, когда нельзя было знать наверное, что это ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава скоро кончится и далее все будет благополучно (16).

Русский галлактический корабль «Восток» был так же надежен, как именитый автомат Калашникова, и безупречно (по конечному результату) работал в всех критериях (4).

…более важную часть полета — действия, связанные с работой тормозного мотора, полет связки «приборный отсек — спускаемый аппарат» (ПО — СА) после выключения мотора и разделения ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава приборного отсека со спускаемым аппаратом, другими словами как раз тот участок полета, который вызвал наибольшее беспокойство по поводу безопасности Гагарина (98).

В докладе Гагарин не упоминал о неотделении кабель-мачты, но произнес, что ждал разделения отсеков через 10–12 секунд после выключения ТДУ — а этого не вышло. Он поведал о ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава собственных последующих наблюдениях, решениях, радиообмене и, в конце концов, — о разделении, которое последовало приблизительно через 10 минут после конца работы тормозной ДУ (99).

А беспокойство вызывают последующие вопросы:

1. Была ли в полете Гагарина задержка с разделением приборного отсека (ПО) и спускаемого аппарата (СА)?

2. Почему связка ПО — СА после выключения тормозной двигательной ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава установки (ТДУ) вертелась по всем осям?

СА по форме представлял собой шар с центром тяжести, смещенным относительно геометрического центра. Благодаря этому при спуске в плотных слоях атмосферы отделенный СА всегда приходил в необходимое положение — центр тяжести впереди центра шара. Вспомните «неваляшку»: вроде бы вы ее ни наклонили, она покачается и ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава станет головой ввысь. Приблизительно так же вел себя свободный СА «Востока» в атмосфере Земли (98).

Скоро, но, в печати появились заявления о том, что в докладе Гагарина допущена суровая ошибка — типо разделение отсеков (приборно-агрегатного от спускаемого аппарата. — Л. Д.) и должно было произойти через 10 минут и состоялось штатно. Так, Б. Е ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава. Черток во 2-ой книжке собственных мемуаров гласит о разделении по команде от программно-временного устройства (ПВУ) через 10 минут после выключения ТДУ и стопроцентно штатном спуске. В статье Ю. С. Карпова эта версия изложена более тщательно. если согласиться с версией Ю. С. Карпова, неизбежен последующий вывод: Ю ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава. А. Гагарин был плохо подготовлен к полету. «Использованием механических часов и возбужденным состоянием космонавта» можно было бы разъяснить ошибочно прочитанные показания прибора, но никак нельзя списать на эти причины неведение главных пт программки полета и логики работы систем корабля (99).

А вот «механизм» разделения отсеков был задублирован три раза(!), и ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава если одна часть не срабатывала, то была другая, дублирующая, а позже и 3-я. Потому задержка с разделением отсеков была снова же мелочью (12).

Когда сработал тормозной движок и кабина вошла в атмосферу Земли, загорелась ее обшивка. Я знал об этом, знал, что конструкторы высчитали толщину обшивки таковой, что в кабине даже не ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава будет горячо. Но представьте мое состояние, когда я увидел раскаленный металл, который, как из вагранки, тек узкой струей по стеклу иллюминатора, я слышал потрескивание кабины. Признаюсь, было не до улыбок (100).

Вдруг по бокам шторки появился ярко-багровый свет. Таковой же багряный свет наблюдался и в малеханькое отверстие в ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава правом иллюминаторе. Чувствовал колебания корабля и горение обмазки. Я не знаю, откуда потрескивание шло: либо конструкция пощелкивала, расширялась ли термическая оболочка при нагреве, но слышно было потрескивание. Происходило одно потрескивание приблизительно за минуту. В общем, чувствовалось, что температура была высочайшая. Позже несколько слабее стал свет во «взоре». Перегрузки были ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава мелкие, приблизительно 1–1,5 единицы. Потом начался плавный рост перегрузок (24).

Сейчас все внимание Гагарина было ориентировано на исчезновение невесомости, пыль в корабле в данном случае проседает, опускаясь на пол кабины корабля. И здесь же перегрузка стала расти. Это один из важнейших для астронавтов момент, и сопровождался он чувством радости, что ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава наконец астронавт пошел на реальный процесс приземления. Удовлетворенность уступает место боли, которая вырастает совместно с перегрузкой (4).

В Калькутте Юрий Алексеевич ведет интереснейшую беседу с корреспондентами индийских газет. «Когда корабль „Восток-1“, ворачиваясь на землю, заходил в верхние слои атмосферы, — гласит Ю. А. Гагарин, — то казалось, как будто вокруг меня неистовствует пламя и ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава я нахожусь в центре большущего костра» (101).

Колебания шара всегда длилось по всем осям. К моменту заслуги наибольших перегрузок я следил всегда Солнце. Оно попадало в кабину в отверстие иллюминатора лючка № 1 либо в правый иллюминатор. По «зайчикам» я мог найти приблизительно, как крутится корабль. К моменту наибольших перегрузок колебание корабля уменьшилось ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава до ±15 градусов. К этому времени я ощущал, что корабль идет с неким подрагиванием. В плотных слоях атмосферы он приметно тормозился. По моим ощущениям, перегрузка была за 10 ж. Был таковой момент, приблизительно секунды две-три, когда у меня начали «расплываться» показания на устройствах. В очах стало малость сереть ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава. Опять поднапрягся, поднатужился. Это посодействовало, всё вроде бы стало на свое место. Этот пик перегрузки был недолговременным. Потом начался спад перегрузок. Они падали плавненько, но более стремительно, чем они нарастали (24).

У Гагарина перед очами поплыла приборная доска, сознание краткосрочно было потеряно. Сама форма спускаемого корабля — сфера не дает ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава способности производить управляемый спуск с орбиты с малыми перегрузками. Сфера гонит впереди себя гигантскую массу раскаленных газов, спускаемый аппарат идет на посадку в плазменном облаке, температура которого добивается 8–10 тыщ градусов. Связь со спускаемым аппаратом теряется, снутри корабля слышится ужасный рокот и треск, корабль будто бы несется по огромным ухабам. Железные ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава части спускаемого аппарата плавятся и пылают. Это зрелище не для слабонервных людей, даже для приготовленных к нему астронавтов (4).

Скорость спуска замедляется, зажигается транспарант с надписью «Приготовиться к катапультированию!». Гагарин успел только повернуть голову, как крышка лючка спускаемого отсека отстрелилась, а прямо за нею катапульта выкинула из корабля кресло с ним (4).

Том ГАГАРИН И НЕВИДИМАЯ ЛЕСТНИЦА 10 глава Вулф «Нужная вещь»:

Джо Уокер гласил, что каждый раз справлялся с этим явлением при помощи «маневра Иисуса Христа». Он гласил: «При выполнении маневра Иисуса Христа вы снимаете руки с панели устройств и со сверхъестественной силой вспоминаете свою мать». На самом деле, это был единственный выход (92).

Глава девятая


garantijnij-srok-na-okazannie-uslugi-ne-menee-12-mesyacev-s-momenta-podpisaniya-akta-sdachi-priemki-okazannih-uslug.html
garantijnoe-obyazatelstvo.html
garantirovannij-dostup-ko-vsem-resursam-shkoli.html